Previous Entry Share Next Entry
ВАРмия
Слон
yashunsky
Пролог
Эта история началась много лет назад, пьянящею весной. Я решил заглянуть на сбор посвященный ВАРмии, чтобы засвидетельствовать своё почтение, и сказать, что как и в том году готов быть гайской тварью, всех кусать и вообще.
Хелка же меня встретила словами, что у них есть замечательная роль для меня: Рауль Бергман, сын барона Александра Бергмана [кстати, тут прикольный баг получился. Все, и я в том числе, своего отца считал сенатором. А он им станет только через 5 лет. А в этом 60ом году он только стал заместителем посла в Федерации в Алькорианской имерии. Лева на это внимание обратил исправлено], который неожиданно для всех по окончании школы подал документы на силовой факультет Военной Академии Ремарка, вместо того чтобы поступать в дипломатическую академию. Тут же для надежности вербовки мне продемонстрировали Яну, сказав, что она будет моей сестрой (Скай Нолан). Ну как тут было отказаться? :)

На игру я ехал быть. В смысле, не ставил перед собой каких-то глобальных квестов, а просто хотел пожить в этом мире, реагируя на него по мере необходимости. А наличие Инструкторов-сержантов можно было считать гарантией, что маяться ничего не деланием кадету не придется. Правда, почему-то очень хотелось вернуться живым..

Вечер
Еще до построения на плацу натыкаюсь на сержанта Ургейла "Почему на плацу, кадет?! В казарму, живо".
Сержанты разделили нас на два отделения. Сказали, что мы будем соперничать друг с другом.
Провели первые занятия: краткий курс "что такое Джунгли Гайи, или как не быть съеденными", радиосвязь.
Готовимся к ночным выходам.
Первая ночь
Первый тренировочный выход. Учебно боевое задание - доставить воду. Группа идет очень плохо: вместо походной колонны мы растягиваемся по тропе, хвост все время отваливается. Уже при возвращении мимо колонны с криком пробегает Майкл. Он кричит что видел Оноса. Как потом оказалось его укусил какой-то очень токсичный светлячок.
Медики его спасти не смогли. Наша группа стала на одного человека меньше.

Второй выход. Сержант Мортимер говорит, что мне доверили проверить новое защитное снаряжение и вместо разгрузки, с которой я выходил в первый раз выдали бронежилет. Должны были проходить полосу препятствий, но на середине выполнения упражнения нам сообщили, что рядом с базой совершил аварийную посадку корабль. Есть раненые, мы идем их эвакуировать. Опять проблемы с переноской раненых. Пока раскладывают носилки, пока находят, кто будет их нести, пилот умирает. Его оставляют в джунглях.
Остальных пассажиров мы уводим. Но колонна опять растягивается. Ранят Нолан (как оказалось, тот самый бронежилет который мне выдали был её. А она осталось без защиты и получила по животу щупальцами какой-то твари), о том что это была она я узнал только на следующий день, а тогда просто старался прикрывать по мере возможности отстающую группу.

Уже вечером к нам приходит психолог и раздаёт странные задания. Мне досталось "вынести еду из столовой и съесть её на занятиях"

День
Утро. До подъема ещё два часа, тем не менее многие кадеты СН уже на ногах. Говорят о сержанте Ургейле: он ходит по плацу, ловит кадетов, которые идут к умывальнику и назначает наряды. Пошел. Действительно раздает. Свой получил за нарушение формы одежды.

Наконец-то смог поговорить со Скай. Обещала всяческую поддержку. С того момента как проснулся чувствовал слабость и болела голова [карточка-событие], что, впрочем, после вчерашней ночи не удивительно. Так что решил пойти доотлеживаться в казарме. К утреннему построению был уже совсем больной, но в строй встал [честно говоря, у меня были опасения, а доживу ли я до него: до подъема оставался еще час, а визуально отличить меня, которому плохо, от соседей, которые спали, было нетривиально], зато после команды разойдись накрыло окончательно: сильная вспышка света и боль в глазах, после чего я не вписываюсь в коридор казармы, меня подхватывают сержанты и тащат в медблок. Нолан была несказанно "рада" моему появлению, уже в качестве пациента. Отлежался, вылечили. Пока болел, пропустил зачет по физ-подготовке.

Лекции-лекции-лекции. Группа пытается разобраться во взрывном деле, тактике, теории допросов. На взрывном деле втихую жую кусок хлеба припасенный ради задания психолога. Может можно было это сделать и с большим эпатажем, но СН свои задания выполняет тихо и незаметно.

Занятия по теории допроса неожиданно [угу, очень неожиданно] пришлось вести мне, в связи со смертью преподавателя. Мне дали просмотреть методичку, и объяснили, что раз со старым Галакто у меня проблем нет, то и с занятием они возникнуть не должны. [тут, кстати, возник лингво-игровой казус. Раньше французский язык изображал Ксионский, а старый галакто моделировался английским. В результате Волк про английские термины говорил, что они на СГ, а на занятии кадетам я выдавал русско-французский военный разговорник]

Самоподготовка. Группа дружно ботает, пытаясь понять, что от неё хотят в задании по тактике. Также дружно пьёт синтуху, и ест соранжи. Шкурки Роберт потом подбросил КД на склад. Стою в коридоре на шухере готовясь громко крикнуть "Здравия желаю, господин сержант", потом меняюсь и получаю свою порцию :)

Битва за умывальнике. По базе пронесся слух, что у умывальников зреет драка. Дерущиеся в центре, зрители вокруг, все подбадривают своих. За что дерутся, не совсем ясно. Но тоже хочется. Эх, вот попробовал бы кто-нибудь ко мне полезть: алькор-до кое-чего стоит, да и у Скай потом таблеток можно будет попросить если что.
Но не лезут. А первому драку начинать не хочется. Как раз потому что веской причины нет.

Последняя ночь
Учебно боевой выход к укреп-районам. Я опять радист, опять в бронежилете. И с длинноствольной винтовкой. По дороге одного кадета ранят [уже не помню, чем]. Медики сначала собираются эвакуировать пациента на базу, но потом решают, что состояние не критично, и мы можем продолжать маршрут.
Выходим на укреп-район. Вслед за двумя кадетами спрыгиваю в окоп, когда срабатывать мина. Я - третий, да еще и в бронежилете. Никаких осколков до меня не долетело, но взрывной волной накрыло. К тому моменту когда к первым двум кадетам приходит помощь (одна ранена в лицо, другая - в руку), уже прихожу в себя и ползу дальше.
Обработка раненых и подготовка к эвакуации затягивается. Сержанты ругаются: из района надо срочно уходить. В этот момент из соседнего дерева на меня прыскает что-то фиолетовое. Мир сразу становится таким хорошим. А тут еще и одна раненая выздоровела, как же я этому рад. И люди кругом такие замечательные, и лес такой красивый.. эйфория вдруг проходит но к этому времени на меня уже несколько странно смотрит кадет-медик. Хочет отобрать оружие и заставить идти рядом с ним. Ну уж нет. У меня есть место в колонне, а боевое построение здесь определяем мы, а не они. Впрочем, у него скоро появляются другие заботы.

При выходе на дорогу меня кто-то кусает в ногу. В этот раз я помощи медиков рад, но никаких интересующих их симптомов назвать не могу. Просто болит место укуса и всё. Получаю таблетку, мы уже идем к базе. По дороге ноге становится все хуже и хуже. Она отекает, сначала не могу на неё наступать, потом вообще не могу ей пошевелить. В шлюз меня вносят. Но пока я в нем отлеживаюсь боль проходит без следа. Видимо, подействовала таблетка.

Пострадавших достаточно много. Те кто могут ходить потихоньку приходят в себя, готовясь к следующему выходу. Наш капрал остался в медблоке, так что теперь наше отделение возглавляет Милорадович. [как потом оказалось - алькорианский шпион. А шли мы брать шпиона, действующего в окрестности базы. Как оказалось по снаряжению - тоже алькорианского :)]

В этот раз у меня наконец-то забрали рацию. Толку от неё немного, тем более, что на расстоянии от базы её мощности быстро перестаёт хватать. Теперь по крайней мере у меня на все хватает рук. В заданный район выходим быстро и разворачиваемся цепью. Еще с тропы вижу что-то непонятно желтое, что сперва принимаю за нечто, залитое клейстероном. Подойдя ближе, обнаруживаем, что это защитный скафандр. Докладываем сержанту, получаем приказ обследовать, но осторожно, так как он может быть заминирован. Отдаю оружие, соседи по цепи отходят на безопасное расстояние, обследую скафандр, наконец, решив что он безопасен по указанию сержанта собираю его и мы выдвигаемся обратно. [на самом деле, там было два заряда. Просто ни один из них не сработал]. Теперь я иду посередине колонны между двумя отделениями с трофеем.

Пережидаем, пока мимо пролетит рой. А он всё кружит и кружит, все возвращается и возвращается, наконец улетел.

Перестраиваемся. Впереди идет второе отделение. До базы совсем немного. Вдруг прямо сквозь центр колонны пробегает какой-то монстр. Кадеты его достреливают, но какое-то время они вели строй в направлении своих. Последствия ужасны: все медики (которые как раз шли в центре) ранены или монстром, или выстрелами, и ничего не могут делать. Мне шальной заряд пришелся в ногу. Больно, но я еще могу стрелять.

Сидим, ждем подкрепления, потому что своими силами организовать эвакуацию уже не можем.

Наконец подходят КД. Мы возвращаемся на базу. Идти сам я не могу, но помощи одного человека хватает.

Вот уже шлюз. Падаю в нем. Со мной все не так плохо, вон лежачие - вы их сначала заносите, а я сам доползу, тут всего-то несколько метров.

Лежа перед складом отдаю кому-то оружие, мне помогают снять бронежилет, дают какую-то таблетку, но становится всё хуже и хуже. Кто-то меня подхватывает и тащит к медблоку. Места там нет, и меня кладут прямо в коридоре.
Рядом садится Скай перевязывает рану, дает какую-то таблетку, пытается подбодрить. Ничего, я выкарабкаюсь. Если станет совсем плохо, сработает имплант. Я даже остановку сердца переживу.
Но становится еще хуже. Уже могу только лежать. И вдруг, снова вернулись силы, как будто все прошло, сердце начинает бешено биться..

Скай еще пыталась что-нибудь сделать, не веря, что он Рауль уже умер. Потом она куда-то убежала. Кадет Бергман продолжал лежать в коридоре перед медблоком, пока сержант Мортимер не отнес его в помещение СН. Потом туда же принесли тело кадета Берк.

—Господин сержант, сэр. Разве мы можем стоять спиной к своим?
—Запомните кадет, иногда нам приходится поворачиваться к своим спиной.


Эпилог
Уже после игры по оставшимся карточкам я пробовал восстановить хронологию последних 30 минут своей жизни:
1:50 — ранение, 1 хит.
1:55 — мутит, головокружение
2:00 — тошнит, кружится голова, началось заражение
2:00 — 2:10 в это промежуток прошли шлюз.
2:10 — получаю eX-Change
2:12 — Нолан перевязывает рану ИРПН-3, дает Абион
2:15 — вторая фаза БЗ — ушел в 0 хитов
2:17 — начинается изжога от Абиона.
2:18 — срабатывает eX-change, ранение заживает (THN), наступает смерть из за сочетания BRN и БЗ.
2:19 — Нолан вводит Биофизон и биостоп. Констатирует смерть.



После игры я придерживался версии, что это медики убили меня этим злосчастным eX-change'ем. Но доотклеив карточки и прикинув что бы могло быть, обнаружил интересные вещи. Итак. Если бы не было eX-Change'а:

2:23 — под дейстивем ИРПН-3 в организм попадаю FAI и COA. Следующая фаза ранения сдвигается с 2:30 на 2:45 (что очень удачно, потому что следующая фаза — это смерть)
зато биологическое заражение переходит в новую фазу: становится ещё хуже, начинается бред.
2:24 — срабатывает Абион — ещё одна доза FAI, но, видимо, бесполезная, раз в карточке про повторное дейстиве агента ничего нет.
2:24 — Срабатывает Биостоп-С. Попадает агент VMP, которые ничего не деалет.
2:24 — Срабатывает Биофизон. В организм попадают уже знакомые нам агенты THN и BRN что приводит к уже известным результатам — смерть.

Ладно, а если бы не было Биофизона, а заодно и ИРПН-3, который ход течения ранения замедлил, а биологическое заражение, набороот ускорил:

2:30 — смерть от ранения, если бы не было ИРПН-3
2:33 — смерть от финальной фазы Биологического заражения, ускоренного ИРПН-3
2:45 — смерть от ранения, отсроченная ИРПН-3

Может быть, медики и не виноваты. И это покажут результаты вскрытия. Вопрос к экспертам(Форве), существуют ли препараты, которые могли бы меня вылечить и не убить.
Tags:

  • 1
Смотри, теоретически шансы были и убил тебя таки препарат, который тебе сунули у шлюза. Биофизон был последним выходом, когда ты, как мне показалось,потерял сознания. На самом деле, ты был мертв, так что действие этого препарата учитывать было бы сложно.
Что касается бреда - я уже поняла, что у тебя биологическое заражение. Если бы ты не умер, я бы напичкала тебя всем, что нашла в аптечке. Включая эвакуационные препараты, замедляющие течение болезней. Так что если бы не ex-Change, шансы были. Минимальные, конечно, но были.
Чорт. Это все было аццки, ужасно, невыносимо обидно!!!

Надеюсь, я не очень достала тебя проявлениями родственных чувств. Но отношения с твоим персонажем были единственным, во что я _реально_ могла поиграть в волю. Поэтому я так парилась и продолжу париться :)

Все было замечательно :) и крик "Раулечка!" из медблока на глазах у кучи кадетов был шикрен :)

Метморфин - очень уж тяжелая штука :) Вообще себя не контролируешь :))))

И еще вопрос тому же Форве, интересно, если бы я попробовала полечить Рауля псионически, когда он лежал в коридоре около медблока, как бы это повлияло на общую картину?
Голубева.

Как мог, я восстановил картину происходящего с тобой. У тебя было заражение Кардиосклерозом. Спасти тебя было можно. Для этого в шлюзе перед выдачей ex-Change тебе следовало прописать либо Фриз, либо Эвакостат.
К сожалению, к их применению не было показаний, кроме повышенной температуры.

А вот показанния к ex-Change по симптомам ранения были.

На самом деле ты умер потому, что после ранения тебя не перевязали. Или ты себя не перевязал, когда понял, что медики не в состоянии сделать это (или когда Мортиер должен был отдать такой приказ), ведь на самой первой лекции вам должны были рассказать, зачем каждому из вас выдан индивидуальный перевязочный набор. От ex-change это тебя бы спасло, но Скуратов, вероятно, не стал бы его давать, будь ты перевязан. И тогда тебя, думаю, вылечили бы.

Короче, протупили все. Сыграл человеческий фактор. Но как показывает практика - виновного все равно назначат. Показаний к ex-Change не было, т.к. такой сильный препарат не имеет смысла давать, если человек в положительных хитах. Он на момент выдачи препарата был в +1. Упс. Таки ошибка.

Как по мне - были, а именно отсутствие перевязки, когда стоит ввести регенеративное, что бы пациент не умер через 10 минут на операционном столе (что как верно определил Федя, он бы и сделал). Ко-Рецитина у вас,кажется, уже не было, а Биофизон убил бы ещё быстрее, в общем то.
Но в целом сыграл человеческий фактор и неудачное стечение обстоятельств.

Ко-рецитин еще был, кстати.
Короче, я считаю, что ошибка была. Это мое мнение, я озвучиваю его официально и больше не повторю. Раз уж тут собрали консилиум - я имею право сказать. Потому что вкатывать не глядя военные препараты есть порочная практика. Надо сначала объективно оценить состояние, а потом только назначить препарат. Этого сделано не было.
Впрочем, вы, господин профессор, как скажете - так и будет.

То, что ощибка была это факт, с которым никто не спорит. Вопрос только кому за это влетит сильнее.

показания к eX-change, коллега, всё-таки были. Ибо однократное ранение ноги+невозможность ходить самостоятельно было воспринято как быстрое ухудшение хитов из-за кровопотери, так что 1. +2 хита к 0 - давало бы шанс просто не умереть за время ранения, а регенеративные могли бы даже заживить ранение.

Про перевязку — мой косяк по восприятию правил. У меня в голове засела чеканная формулировка, видимо, ещё с фронтира, что в джунглях медпомощь могут оказывать только парамедики, и я был полностью уверен, что индивидуальный перевязочный пакет нужен для того, чтобы медику было чем меня перевязать.

К сожалению, карточку ИС-7 я на полигоне выкинул, так что проверить вариант не могу, но вот ИРПН-3, наложенный самим мне бы не сильно помог, потому что THN через 3 минуты в организм поступает только при обработке коже. А так, даже при мгновенной перевязке, она бы подействовала только через 11 минут, а заражение начиналось через 10. Но времени на лечение бы прибавило.

Было бы примерно тоже самое что и от ИРПН-3. Ранение бы не прошло, заражение появилось, но времени на лечение было бы заметно больше.

А каким образом Бергман и Нолан были братом и сестрой?

Хитрым :) Александ Бергман — дядя, а затем приёмный отец Скай Нолан.

Про Бергмана Александра.
ПОчему-то в его карьере был 10-летний перерыв; после 49го шел сразу 60й. Я убрала дыру, и он уже 5 лет как сенатор.

Кстати. Я тут прикинул, что из 16 своих персонажей (не считая ригеров) я потерял от 7 до 9, но в первый раз персонажа жалко до слез. И других погибших кадетов тоже. И их семьи. Вчера, когда отчет дописал, накрыло.

И да, помимо прочих спасибо хочу добавить: по итогам игры у меня ВАРмия прочно заняла первое место из всех сыгранных.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account